Греция Рим Египет Славяне Украина Япония Индия Христианство

Дева Луны

 

     Весна пришла на берег моря Суруга. Нежная зелень виднелась в зарослях бамбука. Облако розового цвета медленно и тихо спустилось на ветви сакуры с неба. Леса из сосен расточали таинственный аромат. Тихим был берег, лишь море бурлило. Едва слышные звуки слышались издалека. Возможно, это была лишь песня бурлящей воды, а возможно -шум неистового ветра или музыка плывущих облаков.

     Невиданная, нежнейшая музыка то становилась громче, то утихала, а звуки были чем-то похожи на звук морского прибоя; медленно, почти незаметно музыка становилась все ближе и ближе. Из-за горы Фу-Ияма виднелось снежно белое облако, которое спускалось на землю.

Япония, Луна

      Все приближалась музыка. И вдруг душевный, чистый голос затянул песню, дышавшую миром и покоем месячного сияния. Перистое, снежно-белое облаков двигалось в берегу моря. Лишь миг оно останавливалось на взморье и вдруг пропало....

    Близ моря встала молодая девушка в одеянии, сверкавшем как солнце. Сердцевидный инструмент был у нее в руках, а в тот момент, когда она прикасалась к струнам, она затягивала прекрасную небесную песню. Одета она была в одежду из перьев белых, без единой темной точки, словно это грудь дикого лебедя. Молодая дева всматривалась в дальнее озеро. После она пошла к сосновому лесу, который окаймлял берег. Птицы неустанно порхали близ нее. Садились к ней на плечи и гладили своими мягкими головами по ее щекам. Она заботливо гладила их, а птицы, счастливые улетали от нее. Юная девушка повесила одежду на ближайшую сосну и решила искупаться в летнем море.

     Было около полудня и один рыбак решил под сосной пообедать. Вдруг он увидел великолепное белое одеяние.

     -Неужели это подарок богов! -решил рыбак Гай-Руко, все ближе подходя к нему.

    А платье так прекрасно пахло, было таким нежным, что он не смел и прикоснуться к нему, но все же решился и снял его. Перья на одеянии были удивительным образом сшиты, а нежные, немного изогнутые крылья были аккуратно пришиты на плечах.

     "Отнесу- ка я его к себе домой,- решил рыбак, возможно счастье и зайдет к нам на огонек".

     Но в этот момент девушка возвратилась из моря. Рыбак не мог слышать шума ее шагов, до тех пор, пока она не предстала перед ним.

      И вдруг раздался ее голос, нежный и ласковый:

      -Одежда моя! Отдай мне ее, я тебя прошу!

     Рыбак ничего не говорил, словно громом пораженный, так как в жизни не видел создания более грациозного. Она была словно не из этого мира. И ответил он:

      -Как тебя зовут, о прекрасная дева? Откуда ты родом?

      И ответила она ему:

     -Я одна из молодых дев, прислуживающих луне. Я прихожу с мирными известиями к океану. Я рассказала ему об отливе и ныне обязана возвратиться на небо.

      Но Гай-Руко был не согласен:

      -Я не могу отпустить тебя, пока не увижу как ты танцуешь!

      Лунная Дева отвечала:

     -Отдай мне мою одежду и тогда я станцую тебе танец небес! Рыбак не был согласен с таким:

     -Танцуй так, - молвил он, - и тогда я отдам тебе твою одежду. Вся искрящаяся юная девушка крикнула:

     Духи зла унесут тебя в подземное царство, коль ты будешь сомневаться в словах бога! Без одежды и не могу и не буду танцевать. Каждое перо на одеянии это один из подарков птички. Их вера и большая любовь носят меня по воздуху.

      И сказав это, она пристыдила рыбака, и сказал он тогда:

     -Я не прав, прости меня!.. - и отдал ей одежду, и Лунная Дева облеклась в него.

     Поднялась она над землей, пробежала рукой по струнам и запела. Ее пение было чистым и невыразимо прекрасным. Это была песня прощания с землей и морем. Закончив петь, она заиграла веселую песенку и начала танцевать. Иногда на несколько мгновений она прикасалась к пенящейся поверхности моря, а после своей малюсенькой ножкой - вершины поднебесных сосен. После проносилась подле рыбака и улыбалась, когда ощущала шелест травы у себя под ногами; Она взлетала и опускалась под деревья, меж бамбуковых зарослей, меж цветками сакуры. И музыка продолжалась, и не переставала танцевать дева, и рыбак Гай-Руко любовался девушкой, наполненный восхищением и удивлением, ему казалось, словно он спит и ему снится прекрасный сон.

     Но вдруг танец прекратился, как и смолкла музыка. Запела тогда девушка о тишине летнего вечера и месячном сиянии. Кружила по воздуху, то медленно, то ускоряясь, и поплыла она вдаль к далеким горам над высокими лесами и глубокими реками.

     Музыка все еще звучала в ушах Гай-Руко, а девы уже не было и в помине. Он смотрел ей вслед, до тех пор, пока еще возможно было различить ее белоснежную фигуру. Но ветер не останавливался и доносил легкие песенные звуки, до тех пор пока один за другим они все не затихли вовсе.

      Рыбак снова остался один, один на один с морем и соснами.



Блок Рекламы:

Назад