Греция Рим Египет Славяне Украина Япония Индия Христианство

Культ мертвых и Домашние божества

     

    В той же часовне у домашнего очага вместе с Ларами чествовали и благотворительных богов - пенат. Они занимались амбаром.

      Чтобы понять первоначальный культ ларей и пенат, нужно представить себе древнее римское жилище, крестьянскую лачугу с одной главной комнатой, светлицей, - атриумом. В атриуме был очаг, на котором готовили пищу и который в одно время обогревал семью, которая зачастую собиралась в этой комнате. Перед очагом стоял стол, вокруг которого все садились есть.

      Во время завтрака, обеда и ужина пенаты ставили на огонь, ниже мисочку с едой в благодарность за домашний достаток, который они оберегали. Благодаря этой жертве все блюда становились словно священными, и когда на пол падала хоть крошка хлеба, его нужно благоговейно поднять и бросить в огонь. Государство считали большой семьей, поэтому были также и государственные пенаты, которых чествовали в одном храме с Вести.

   Родственная же именем с греческой Гестия, Веста тоже была олицетворением семейного очага, ее чествовали в каждом доме и в каждом городе, но больше всего в самом Риме, где ее храм был своеобразным центром столицы, а значит и всего государства. Культ Весты был древний и очень уважаемый. Храм находился в роще на склоне Палатинского холма, вблизи от Форумуа, у самой Виа Сакра - священной дороги, по которой проходили триумфальные процессии вождей. Рядом был так называемый атриум Весты, то-есть по-современному монастырь весталок. А неподалеку стояла Регия - жилище верховного жреца, его называли «царским дворцом», поскольку, когда там жил царь Рекс), который был одновременно верховным жрецом и непосредственным главой весталок.

     Сам храм, маленький, округлый, своим видом напоминал глиняные хижины древних, еще сельских жителей Рима. Он делился на две части: в одной пылал вечный огонь Весты, и днем она была доступна для всех, а ночью туда запрещалось заходить мужчинам, вторая часть, вроде как «святая святых», была скрыта от людских глаз, и никто точно не знал, что там содержится. В ней хранили определенные таинственные священные предметы, от которых зависело счастье Рима. В самом храме не было статуи Весты, она стояла перед дверью, сделанная по образцу греческой Гестии.

      Службу в храме выполняли шесть весталок, их выбирал верховный жрец из лучших аристократических семей. Девочка поступала в монастырь между 6 и 10 годами жизни и оставалась там в течение тридцати лет, присягнув сохранять целомудрие и отречься мира.

       Первые десять лет ее учили всевозможным обрядам, следующие десять лет она сама правила в храме, а последние десять лет обучала новоприбывших весталок. Через тридцать лет Весталка могла покинуть монастырь, вернуться к светской жизни, выйти замуж и создать собственную семью. Но так случалось очень редко, потому существовало убеждение, что Весталки, покидающее дом, не найдет счастья в жизни. Поэтому большинство из них предпочитали оставаться в монастыре до конца дней своих, пользуясь уважением подруг и общества.

       Главной задачей весталок было поддержание вечный огонь на жертвеннике богини. Они следили за ним днем и ночью, все время подкладывали новые щепки, чтобы он не погас. Если бы он погас, это было бы не только крупным преступлением небрежной Весталки, но и предвещало бы несчастье для страны.

     Разжигание нового очага было очень торжественным церемонией. Огонь добывали, потирая друг о друга два кусочка дерева, т.е. первобытным способом, который применяли каменном веке и которым в наше время пользуются люди в самых глухих закоулках земли, куда еще не дошла цивилизация. Все орудия в храме - нож, топор - должны были быть бронзовыми, а не железными, потому культ Весты сохранял формы быта древнейшей Италии. Весталкам не разрешалось выходить из города, они всегда должны быть вблизи священного огня. Жрицу, по вине которой затухал огонь, пороли насмерть.

   Такая же суровая кара сходила на Весталку, которая нарушала обет целомудрия, ее сажали в плотно закрытый  паланкин, чтобы никто не мог ни увидеть ее, ни услышать, и несли через Форум. Когда паланкин приближался, прохожие молча останавливались и, склонив головы, шли за процессией к месту казни. Оно было вблизи одного из городских ворот где уже ждало выкопанное углубление, достаточно большое, чтобы там поставить кровать и стол, на котором зажигали небольшую лампу и оставляли немного хлеба, воды, молока и оливы. Ликтор открывал паланкин, а в это время верховный жрец, подняв к небу руки, молился. Окончив молитву, он выводил обреченную, накрытую плащом, чтобы ее лицо не мог увидеть никто из присутствующих, и велел ей спуститься по лестнице в приготовленную углубление. Лестницу вытаскивали и углубление замуровывали. Конечно, Весталка умирала через несколько дней. Но иногда семье удавалось тайно освободить ее. Однако такой освобожденной Весталке приходилось навсегда отойти от общественной жизни.

       Весталок окружали большим почетом. Когда какая-то из них выходила на улицу, ее, как высших сановников, сопровождали ликторы, им отводилась почетные места в театрах и цирках, а в суде их показания было равнозначно присяге. Когда преступник, которого вели на казнь, встречал одну из одетых в белое девушек, он мог упасть к ногам, и если Весталка провозглашала помилования, его отпускали на волю. Молитвам весталки уделяли особое вес; они ежедневно молились за успехи и единство римского государства. А на девятый день июня, в торжественный праздник Весилий, римские матроны шли в храм Весты, неся в глиняной посуде скромные жертвы. В этот день мельницы украшали венками и цветами, а пекари шумно веселились.



Блок Рекламы:

1  2 

Назад