Греция Рим Египет Славяне Украина Япония Индия Христианство

Поход Аргонавтов

 

У входа в Черное море, там, где теперь открывается серебристый коридор Босфора, проход закрывали две странные скалы, называемые Симплегады. Ежеминутно они сходились, словно хотели обняться, и снова расходились, открывая на мгновение проход. Ни корабль не был способен проплыть там, потому что его могло сокрушить в каменных тисках этих скал. Аргонавты, по совету Финея, остановились у самых Симплегад и сначала выпустили голубя. Птица пролетел так быстро, что скалы, которые соединились, вырвали у него лишь несколько перышек из хвоста. Герои, воспользовавшись минутой, когда скалы разошлись, дружно взялись за весла и поплыли так быстро, что скалы успели только разбить кусок дерева на корме корабля. Симплегады замерли и с тех пор больше не двинулись. Орфей, который во время опасной переправы все время играл на лире и пел божественные песни, впоследствии рассказывал, что это его волшебная музыка остановила Симплегады.

 Через несколько дней аргонавты прибыли к берегам Колхиды. Герои крепкими канатами привязали корабль к скалам на пристани и направились в столицу. У подножия Кавказских гор, где когда страдал Прометей стоял роскошный дворец. Бронзовые колонны поддерживали балконы и террасы, заросшие плющом, виноградом и цветами. Во дворе били четыре фонтана. Из двух лилось молоко и вино, с третьего - ароматное масло, а с четвертого вытекала волшебная струя, зимой была горячей, а летом холодной, как лед. Геракл не разделял восхищения товарищей, он говорил, что уже видел такое у царицы Омфалы и еще где-то.

 Царь Ээт за вежливой улыбкой скрыл свое смущение, охватившее его при виде могучих воинов. Выслушав, чего они пришли, царь сказал: - Я не отказываю благородному Язону в золотом руне, хотя это талисман, который дает счастье моей земле. Но пусть он, по рыцарскому обычаю, покажет свою силу и отвагу. У меня есть пара быков - дар Гефеста. Они бронзовые, а из их пастей и ноздрей взрывается сокрушительный огонь. Пусть Язон запряжет этих быков в плуг, распашет Аресово поле, посеет зубы дракона, которые я ему дам, и победит воинов, которые родятся из этого посева. А тогда уже останется иметь дело только с драконом, охраняет в роще золотое руно.

 На следующий день, как только рассвет прогнал с неба блестящие звезды, все живое спешило на священное Аресово поле. Отдельно стали колхидцы и отдельно - греки во главе с Язоном. Царь Ээт в пурпуре и со скипетром в руке сидел на возвышении. Посредине был большая пустая площадь. На нем неистово хрипели быки Гефеста, выбрасывая пламя из бриллиантовых ноздрей. От их дыхания вокруг выгорала трава. Воцарилась тишина, так как к быкам шел Язон - голый, блестящий от масла, которым смазал свое тело, красивый, как статуя бога. Страшные головы с железными рогами повернулись к нему, бронзовые копыта зловеще били о землю, грозный рык вырывался в голубое небо. Язон шел без страха. Приблизился к чудовищам, словно не чувствуя их ядовитого дыхания, смелой рукой согнул их шеи под ярмо, запряг в плуг и погнал через поле. Колхидцы были потрясены. Греки радостно вскрикнули.

 Когда поле было уже вспахано, герой посеял на нем драконовы зубы. За несколько минут из ядовитой пашни вырос отряд воинов, направивших свое оружие на царевича из Иолка. Да он и теперь не испугался, а схватил огромный камень и бросил его на драконовых сыновей. И случилось невероятное чудо: те, что минуту назад лавиной наступали, повернулись друг к другу и начали драться, как заклятые враги. Еще и солнце не зашло, а они уже все лежали мертвые на земле, из которой вышли несколько часов назад. И тогда народ хлынул на площадь. Товарищи обнимали и целовали Язона, а колхидцы, онемев от удивления, смотрели на хорошего юношу, в этот день приобредшего бессмертную славу.

 Только Геракл что-то бормотал и качал головой. Казалось, он почему-то не доверяет ему. Язон избегал его взгляда, потому сомнения Геракла имели основание. Царевич из Иолка совершил все подвиги с помощью женщины. Дочь Эета, Медея, влюбилась в него, как когда-то Миносова дочь Ариадна в Тезея. Влюбилась с первого взгляда, как только он пришел к ним, смелый, красивый и совсем не похожий на мужчин, которых она видела раньше. Она была волшебницей и помогла избраннику сердца: дала ему чудодейственный бальзам. Язон помазался им и стал неуязвим - не боялся ни ран, ни огня. В его тело вступила сверхчеловеческая сила, ему не вредило ядовитое дыхание чудовищ.

1  2  3  4  5  6  Следующая



Блок Рекламы:
Назад