Греция Рим Египет Славяне Украина Япония Индия Христианство

Верховный римский бог Юпитер

     

     Рано утром у Триумфальной арки, на Марсовом поле, собирался сенат и высшие сановники, чтобы приветствовать триумфатора. Отсюда процессия двинулась через цирк Фламинио в город, проходила через Бычий рынок к Великому цирку, чтобы по Священной дороге подняться на Капитолий. Иногда такой поход длился несколько дней, особенно если военная добыча была очень велика и обильна-все необходимо было показать народу. Тогда на телегах везли награбленные в завоеванных городах и храмах статуи и картины. За ними, тоже на телегах, везли бронзовые или стальные доспехи разгромленного врага, украшенные золотом и драгоценными камнями. Целыми грудами лежали шлемы, щиты, панцири, поножи, колчаны, а между ними как язычки пламени, торчал ли обнаженные мечи и наконечники копий. Все это мелькало на солнце и звенело. За повозками шли рабы. Одни из них несли корзины и сосуды с серебряными и золотыми монетами, другие - серебряные кратеры, рога, кубки, различные драгоценности, нередко шедевры ювелирные искусства, иногда-таблицы с названиями покоренных городов и народов, а порой даже картины, на которых был изображены недавние битвы.

     Издалека доносились звуки труб. Среди празднично украшенного города звучал военный сигнал римских легионов. За трубачами выступали белые жертвенные быки с позолоченными рогами, украшенные лентами и гирляндами цветов, которых  вели мальчики в вышитых фартуках, а за ними шли юноши с золотой жертвенным посудой. Если было побежден какой то царь, везли все его сокровища, гнали рабов и рабынь, а на отдельном экипаже лежали его доспехи и царская корона. Вслед шли его дети со своими учителями и сам царь в черной одежде, плача и умоляя снисхождения. Его окружала толпа друзей и придворных.

     В конце ехал триумфатор. О его приближении возвещали громкие крики толпы. Он ехал в роскошной колеснице, запряженной четырьмя белыми лошадьми, на нем была расшитая пальмовыми листьями и изображениями богини победы туника, а поверх нее - вышитым золотом пурпурная тога; в руке он держал жезл из слоновой кости, голову которого украшал лавровый венок, а лицо было окрашено в красный цвет, будто у живого воплощения Юпитера Капитолийского. За ним в боевом строю шла вся армия. Воины с оливковыми ветвями в руках пели разные песни, порой весьма легкомысленные, ибо в этот день все было разрешено и даже считалось, что смех и шутки забирают силу у злых духов, которые могли бы сглазить триумфатора.

     У подножия Капитолийского холма поход останавливался, пленных увозили в тюрьму и там казнили. Триумфатору сообщали, что пленных уже нет в живых, и тогда он сходил с колесницы и пешком направлялся в храм Юпитера. Это была большая и торжественная минута. Юлий Цезарь хоть и неверующий, но во время своего триумфа был такой взволнованный, что всю эту дорогу прошел на коленях и со слезами на глазах благодарил  бога за победу. После молитвы триумфатор клал на колени Юпитеру свой лавровый венок и пальмовую ветвь. Потом приносили жертву и в храме проходило общее пиршество, в котором принимали участие сенаторы и сановники. После банкета триумфатора провожали домой. А в городе до поздней ночи звучали песни и возгласы.

      Из всех храмов Юпитера и в Риме, и в самых отдаленных окраинах страны главным и наиболее уважаемых был храм на Капитолии. Его заложил последний царь Тарквиний Гордий. Первоначально храм был достаточно скромен, вроде ярко разрисованных этрусских храмов, внутри которого стояла сделанная из обожженной глины статуя бога с окрашенным в красный цвет лицом. Юпитер преблагой Большой с высоты этого храма, построенного на горе, наблюдал за городом, как царь. Сановники, прежде чем занять должность, приходили к нему, чтобы начать свою деятельность с жертвоприношения и молитвы. В этом храме собирался сенат на свое первое торжественное собрание в новом году, и казалось, будто сам бог возглавляет его. На стенах Капитолия были прибиты бронзовые таблицы с международными соглашениями, которые таким образом попадали под опеку Юпитера, и нарушение провозглашенных  там клятв вызвало бы гнев высшего охранника законов.

     Жрец Юпитера назывался Фламини Диалис. Ему запрещалось выполнять любые другие обязанности, и вся жизнь его ограничивалась строгими предписаниями. Он не имел права сесть на коня, взять в руки оружие или даже смотреть на вооруженных людей. Ему запрещалось давать клятву, носить на руке кольца, а в его одежде не должно быть ни узла. Бороду и усы ему стриг человек свободный и только бронзовыми ножницами; его обрезанные ногти и волосы закапывали под плодовым деревом. Ему нельзя было прикасаться к овце, к собаке, к сырому мясу, к плющу, к бобовым, у умершим, к тесту. Жрецам Юпитера не годилось даже вспоминать об этих вещах. Ножки его ложа были немного обмазаны глиной, и никто не смел спать на его постели. Выходя из дома, священник надевал свою остроконечную шапку, и каждый день был для него праздником. Он сам и его дом были под защитой: если преступнику удавалось войти в дом священника, его должны были отпустить на волю. Жрец мог только один раз жениться, а если жена умирала, он составлял с себя обязанности жреца. Он не мог находиться вблизи могилы, не мог прикасаться к покойнику и участвовать в похоронах. Такие же правила определяли жизнь и его жены, которая, как фламиника Диалис, была жрицей Юноны.



Блок Рекламы:
1  2 

Назад